"Исторические параллели всегда рискованны"- И.В.Сталин, ПСС, том 13: 2. Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом

ТОМ 2: 33. Партийный кризис и наши задачи (страница 1 из 4)


ПАРТИЙНЫЙ КРИЗИС И НАШИ ЗАДАЧИ

Ни для кого не тайна, что партия наша переживает тяжелый кризис. Уход членов из партии, сокращение и слабость организаций, оторванность последних друг от друга, отсутствие объединенной партийной работы, - все это говорит о том, что партия больна, что она переживает серьезный кризис.

Первое, что особенно угнетает партию - это оторванность ее организаций от широких масс. Было время, когда наши организации насчитывали в своих рядах тысячи, а вели за собой сотни тысяч. Тогда партия имела прочные корни в массах. Теперь не то. Вместо тысяч в организациях остались десятки, в лучшем случае, сотни. Что же касается руководства сотнями тысяч, то об этом не стоит и говорить. Правда, партия наша пользуется широким идейным влиянием на массы, ее знают массы, ее уважают массы. Этим прежде всего и отличается партия "после революции" от партии "до революции". Но этим собственно и исчерпывается все влияние партии. Между тем одного идейного влияния далеко еще недостаточно. Дело в том, что широта идейного влияния разбивается об узость организационного закрепления, - вот где источник оторванности наших организаций от широких масс. Достаточно указать на Петербург, где в седьмом году насчитывалось около 8 тысяч членов, а теперь едва наберется 300-400 членов, - чтобы сразу понять всю серьезность кризиса. Мы уже не говорим о Москве, Урале, Польше, Донецком бассейне и т. д., переживающих такое же состояние.

Но это еще не все. Партия страдает не только оторванностью от масс, но и оттого, что ее организации ничем не связаны друг с другом, не живут одной партийной жизнью, оторваны друг от друга. Петербург не знает, что делается на Кавказе, Кавказ не знает, что делается на Урале и т.д., каждый уголок живет своей особой жизнью. Говоря строго, нет уже фактически той единой, живущей одной общей жизнью, партии, о которой мы все с гордостью говорили в пятом-шестом-седьмом годах. Мы переживаем самое безобразное кустарничество. Существующие заграничные органы "Пролетарий" и "Голос", с одной стороны, "Социал-Демократ", с другой, не связывают и не могут связать рассеянных по России организаций, не могут дать им единую партийную жизнь. Да и странно было бы думать, что заграничные органы, стоящие вдали от русской действительности, смогут связать воедино работу партии, давно уже прошедшей стадию кружковщины. Правда, между оторванными друг от друга организациями существует много общего, идейно их связывающего, - у них имеется одна общая, выдержавшая критику революции, программа, общие, одобренные революцией, практические принципы, славные революционные традиции. В этом именно и заключается второе важное различие партии "после революции" от партии "до революции". Но этого еще недостаточно. Дело в том, что идейное единство партийных организаций далеко еще не спасает партию от их организационной раздробленности и оторванности друг от друга. Достаточно указать на то, что даже простое письменное осведомление не поставлено в партии на сколько-нибудь желательную высоту. Мы уже не говорим о действительном связывании партии в единый организм.

Итак: 1) оторванность партии от широких масс и 2) оторванность ее организаций друг от друга - такова суть кризиса, переживаемого партией.

Не трудно понять, что причиной всего этого является кризис самой революции, временное торжество контрреволюции, затишье после выступлений, потеря, наконец, всех тех полусвобод, которыми пользовалась партия в продолжение пятого-шестого годов. Партия развивалась, расширялась и укреплялась пока революция подвигалась вперед, пока существовали свободы. Революция отступила, свобод не стало, - и партия начала хиреть, открылось бегство интеллигентов из партии, а потом и наиболее колеблющихся рабочих. В частности, бегство интеллигентов ускорялось ростом партии, собственно передовых рабочих, переросших своими сложными запросами скудный умственный багаж "интеллигентов пятого года".

Отсюда, конечно, далеко еще не следует, что до наступления будущих свобод партия должна прозябать в кризисе, как это ошибочно думают некоторые. Ведь, во-первых, наступление самих свобод во многом зависит от того, сумеет ли партия выйти из кризиса здоровой и обновленной: свободы не падают с неба, они

берутся, между прочим, благодаря хорошо организованной рабочей партии. Во-вторых, известные всем законы борьбы классов говорят нам, что все более усиливающаяся организованность буржуазии неминуемо должна повлечь за собой соответствующую организованность пролетариата, А ведь всякому известно, что предварительное обновление нашей партии, как единственно- рабочей, является необходимым условием роста организованности нашего пролетариата, как класса.

Следовательно, оздоровление партии до наступления свобод, освобождение ее от кризиса не только возможно, но и неизбежно.

Весь вопрос в том, чтобы найти способы этого оздоровления, открыть те пути, при помощи которых партия 1) свяжется с массой и 2) объединит в единый организм оторванные друг от друга организации.

***

Итак, как может выйти из кризиса наша партия, что нужно предпринять для этого?

Сделать партию возможно легальной и сплотить ее вокруг легально-думской фракции, говорят нам одни. Но как ее сделать возможно легальной, когда самые безобидные легальные учреждения, вроде культурных обществ и т. д., терпят жестокие гонения? Неужели путем отказа от ее революционных требований? Но ведь это значило бы похоронить партию, а не обновить её! Кроме того, каким образом может думская фракция связать партию с массой, когда она сама оторвана не только от масс, но и от партийных организаций?

Социализм

Социализм - это прежде всего сервисы социальных закладок и блоги!

Есть что сказать?

Общественные трибуны ждут:

Дисклеймер

Единственной целью авторов сайта является предоставление информации аудитории. Интерпретация полученной информации - целиком и полностью на совести посетителя. Не пытайтесь приписывать нам свои мысли.

Ссылки

  • Ссылки кончились. Кругом враги. Будьте бдительны, товарищи.